Журнал "ТВ-Парк" №12(672) 19 марта 2007 год

 

"По следам капитана"

 

 

сканы страниц журнала и текстовая версия

 

 

 

С героями новой семейной саги «Капитанские дети» чего только не случается: они конфликтуют, любят, страдают, оказываются жертвами стихийных бедствий, нежатся на шикарных иноземных курортах, попадают в плен к чеченцам...


Конечно, на съемках не было такого экстрима, и самым серьезным испытанием многие назовут редкую на сегодня требовательность в работе, ведь картина сделана с советской основательностью. Помните, тогда не было слова «сериал» — только многосерийный фильм, и все любовные страсти, семейные раздоры и национальные беды снимали на полном серьезе, как большое кино. Вот и сейчас съемочная группа работала по старинке в самом лучшем смысле слова: беллетристику популярной Анны Берсеневой перерабатывали такие классики нашего театра, как Нина Садур, актерскому ансамблю могла бы позавидовать труппа любого театра, а режиссер Вячеслав Никифоров («На безымянной высоте») добивался психологической правды, снимая по семнадцать дублей кряду. Но и незапланированных, не подчиняющихся твердой режиссерской воле ситуаций тоже хватало. Несмотря на то что взрывоопасную Чечню и суровый Дальний Восток снимали в Крыму, а Подмосковье смогли замаскировать и под Египет, и под Якутск, актерам пришлось пережить множество приключений: съемки превращались то в боевик или катастрофу, то в детектив или комедию. Испытания достались и крепким мужчинам, и хрупким девушкам.
  Нелегко, например, пришлось Александре Флоринской: в роли романтичной учительницы литературы Евы Гриневой она снималась, будучи в положении. И это порой превращало съемочный процесс е суматоху. Однажды во время съемки, казалось бы, вполне безобидной сцены в городской квартире у нее началась жуткая аллергия, и всей группе пришлось маневрировать между, кори до ром и квартирой: репетировали в коридоре, потом буквально вбегали в квартиру и снимали сцену с одного дубля. За здоровьем будущей мамы в этот момент присматривали врачи «Скорой помощи», на площадке наготове держали кислородную подушку, а на телефонах на всякий случай дежурила парочка докторов-консультантов. Впрочем, Александре пришлось пережить еще и не такое: чего только стоит съемка сцены погони на почти тридцатиградусном морозе в течение восьми часов! Это и для здоровых мужчин стало испытанием.
  Сродни настоящему героизму было и поведение другой утонченной дамы — Елены Кориковой. Она стала участницей одной из самых тяжелых сцен — эпизода катастрофы на море.
  Героиня Кориковой (телеведущая Евгения) оказывается на сейнере, и там начинается пожар. К месту трагедии прилетает для спасения пассажиров вертолет МЧС. Репетировать этот фрагмент, занявший на экране всего 2,5 минуты, пришлось в течение недели. Готовились тщательно, чертили на бумаге положение каждого человека, рассчитывали действия по секундам. Наконец группа выходит в море — и тут же возникает нештатная ситуация, которая многим могла стоить жизни. Молодой матрос второпях неправильно крепит корму, и судно начинает биться о нефтяную стотонную вышку. Буквально за минуты борт сейнера треснул. Времени в обрез, шторм усиливается. Лица пассажиров становятся белее мела. Ситуацию в свои руки берет капитан — колоритный пятидесятилетний моряк с наколками на обнаженном крепком торсе. Его нецензурный пламенный монолог, обращенный к матросу, заворожил всех присутствующих. Крепления перевязаны, сейнер вне опасности. Капитан буднично говорит: «Ну все в порядке, можете снимать». Восхищенный режиссер жмет ему руку. Звукооператор, успевший вовремя нажать на нужные кнопочки, получил шедевр подлинно русской обличительно-обучающей речи. А провинившийся матрос запомнит урок на всю жизнь.
Как раз после этой памятной сцены пожара должна была состояться подводная съемка актеров (вместе с Еленой Кориковой). Штормовая волна уже достигла такой силы, что у борта работать было опасно. Поэтому актеров отвезли в открытое море—и без дублеров отсняли.
  В полной водолазной амуниции, в тяжелейшем специальном костюме, Елена выдержала сложнейшее испытание и завершила съемку под аплодисменты. В довершение всех приключений кинематографисты чуть не попали под настоящий обстрел. Герой Сергея Маховикова (врач МЧС Юрий Гринев) прилетает на вертолете спасать пассажиров горящего сейнера. Арендованный украинский вертолет обклеили российской военной символикой — и он влетел в кадр. Успешно отработав, вертолет направился обратно на украинскую военную базу. Встречал экипаж на аэродроме вооруженный наряд, поднявший военную тревогу в связи с нарушением границы иностранной военной техникой. Все дело в том, что вертолетчики забыли снять с борта опознавательные знаки Российской армии. Полк чудом не открыл огонь по собственному вертолету с киношниками на борту...
  Впрочем, сами актеры вспоминают о приключениях на съемках картины без лишних эмоций. «Это была наша работа, — говорят они. — Не всем же везет сниматься в теплом павильоне».

Оксана Григоренко