"Родная газета" №37-38 (222-223) 1 ноября 2007 год

Сергей Маховиков: "Природные богатства страны должны принадлежать народу"

Сергей Маховиков



Актер сердцем болеет за Россию и хочет сделать все, чтобы жизнь россиян изменилась к лучшему

Сергей Маховиков – известный актер, общественный деятель, третий человек в федеральном списке политической партии «Патриоты России» по приглашению редакции пришел в гости в «Родную газету».

– Я десять лет плотно занимаюсь общественной деятельностью. Не могу спокойно смотреть, что происходит вокруг. Как и подавляющее большинство населения, я не хочу революции. Но принять власть, при которой ветераны Великой Отечественной войны умирают с голоду, не могу. Ведь их осталась горстка. А мне говорят: «Какой смысл вкладывать деньги в ветеранов, если они через пять лет помрут?» Цинизм запредельный! То же самое в отношении культуры, которая превращена в товар. Подход такой: если мы это можем продать, то будем вкладывать деньги. В результате у нас даже фильмы про войну снимают гламурные. Главное, чтобы туда можно было вставить рекламу. Теперь и люди – товар, и жизнь – товар.

– Вы занимаетесь военно-патриотическим воспитанием детей. В свое время был ДОСААФ. Многие известные люди, в том числе будущие генералы и маршалы, делали свои первые шаги именно там. Сейчас все стало коммерческим. Что вы думаете по этому поводу?

– Я родился в Пушкине под Ленинградом. В детстве ходил в Дом пионеров, где было около двадцати самых разных кружков. Все они были бесплатными. Кроме того, были бесплатные спортивные школы. Я, например, занимался самбо. Значки «ГТО» мы носили с гордостью. К сожалению, у детей отняли спортивные школы, дома пионеров и ДОСААФ и взамен им ничего не предложили. Сегодня, кроме кадетских корпусов и суворовских училищ, ребятам ничего не оставили. Где заниматься воспитанием школьников? Солдаты и офицеры гибнут на Северном Кавказе. Почему портреты этих героев мы не видим на обложках журналов? Пацаны жизнью рискуют, а о них даже не пишут. Патриотизм – святое чувство. А самое высокое проявление патриотизма – это подвиг, когда человек отдает жизнь за Родину.

– У вас тесные связи с армией?

– Кое-что об армии я знал с детства благодаря родственным связям. Один мой дядя – командир подлодки, другой был связан с космическими войсками. Мой отец – строитель. Однако и ему в послевоенные годы пришлось участвовать в борьбе с антисоветским подпольем в Прибалтике. В детстве ни о какой карьере, кроме военной, я и не думал.
     Большая часть моей общественной работы связана с армией. Езжу на Кавказ, Дальний Восток, бываю в воинских частях, на пограничных заставах. Отчасти это связано с тем, что играю в основном военных и армия мне становится все ближе и ближе. А что такое работа актера? Это ли не общественная деятельность, не политика? Ведь как только актер выходит на более-менее высокий уровень, неизбежно возникает вопрос об ответственности за роли, которые он играет.

– Ответственность перед кем?

– Актерская профессия предполагает ответственность человека перед обществом. Чтобы тебе не было стыдно за свою работу, надо знать, что происходит в стране, видеть и чувствовать ее проблемы, ее болевые точки. А если ты еще получишь возможность не только изучать эти проблемы, но и влиять на их решение… Тихо и тупо сидеть в театральном буфете, попивая кофеек, а затем выходить на сцену и спокойно играть Шекспира можно, но это не для меня. Потому я и создавал благотворительные фонды и активно в них работаю, не раз бывал на дальних пограничных заставах, в воинских подразделениях в Чечне, пытаюсь хоть как-то помочь нашим солдатам и офицерам. У меня принципиальная позиция: когда бы и куда бы в армию ни позвали, обязательно поеду бесплатно с концертом. И не с пустыми руками. И продукты везем, и вещи… Вы представить не можете, к кому я только не обращался, чтобы что-нибудь раздобыть! В том числе и у олигархов просил: «Дайте хоть копейку, мы летим в Чечню к ребятам, им и еда нужна, и ботинки, и многое другое». И что вы думаете? Никто из этих безумно богатых людей и глазом не повел! Они лучше еще одно яйцо Фаберже купят. Или особняк. Помогает средний бизнес, те, кто своим трудом заработал.

– Вы серьезно занялись политикой…

– Да, я чужак в политической жизни, не считаю себя специалистом, например, в экономике, но кое в чем я разбираюсь и могу дать фору многим так называемым политикам. Считаю, с помощью политики можно изменить жизнь в стране к лучшему.
    Я давно и хорошо знаю Геннадия Юрьевича Семигина, лидера партии «Патриоты России», много хороших дел мы с ним сделали. И, конечно, знаю программу партии. Мы много по-честному сидели и обдумывали, обсуждали, насколько реально воплотить ее в жизнь.
    Я не утопист, не витаю в облаках – считаю себя информированным оптимистом и реально представляю возможности партии «Патриоты России» в сложившейся в стране политической обстановке. Но во мне мгновенно возникает бурный протест, когда слышу: «Дельные вещи предлагает Семигин, да ведь не дадут их реализовать!» Почему мы должны заранее смириться, что не дадут? Не дадут, тогда мы, россияне, будем жить плохо, если будем пассивно стоять в стороне или, что еще хуже, – стоять в позе «чего изволите» и по-рабски смотреть в глаза власть имущим.

– Одна из этих идей – пересмотр итогов приватизации – не по нраву очень состоятельным людям.

– Речь не идет о всеобщем и тотальном ее пересмотре – для среднего и малого бизнеса нет абсолютно никаких оснований для беспокойства. Существует понятие: стратегическая собственность государства. Это прежде всего недра, полезные ископаемые, и они, согласитесь, должны принадлежать всем нам. Это, кстати, прописано в Конституции, но, по сути, недра нам не принадлежат, ими владеет кучка богатеев, которые получают сверхдоходы. Почему? На каком основании? Все элементарно просто: нужно восстановить справедливость! Провести всенародный референдум по этому вопросу.
     Мне все время хочется спросить наших правителей, почему наши пенсионеры умирают с голоду? Почему к ним применяют термин, который был изобретен для концлагерей, – прожиточный минимум? Что, в стране денег нет? Да у нас больше миллиардеров, чем в любой другой стране.
     Меня возмущает тот спецязык, на котором наши политики и так называемые ведущие экономисты разговаривают с народом, – ничего понять нельзя! Я этого спецязыка не понимаю. Когда его слышу, то сразу думаю: «Вы же придумали этот язык для того, чтобы обычные люди думали: как все сложно, во власть лучше не соваться». Я же думаю, что все гениальное – просто! Поэтому не рассказывайте мне про рост ВВП и колебания всевозможных индексов, а объясните простым языком, почему вы платите моим родителям пенсию, на которую нельзя жить! А ведь моя мама – ударник коммунистического труда. И если бы я не помогал родителям, они бы просто не выжили!

– Кого из патриотов России, героев прошлых веков, вы хотели бы сыграть?

– Сыграть историческую фигуру – надо еще этой чести удостоиться. Сейчас налево и направо играют царей, героев России. Показывают их, как хотят, и почему-то считают, что имеют на это право.
   Я не знаю, кого именно хотел бы сыграть, но историческую личность сыграл бы с удовольствием. Героя, поступки которого высоки, сродни подвигу.

– Расскажите о своей семье.

– У меня жена – актриса, красавица, дочурка растет, Александра Сергеевна ее зовут. Замечательные мама, папа. Замечательные друзья. Я счастливый человек. Не потому, что всего добился и достиг, я горжусь, что так складывается жизнь. Это здоровая гордость за свою семью. Она создавалась тяжело. Живем не богато, спокойно, никто из нас не ворует, не продает свои имена. Но иногда волнуешься за дочку: в какой стране она будет жить? Что в результате она мне предъявит? «Папа, ты был известным человеком в этой стране, почему же ты ничего не смог изменить? Что же вы, интеллигенты, не смогли ничего сделать, чтобы мы не жили в этом беспределе?» Кухонный патриотизм интересен, но сколько можно сидеть на кухне и друг другу доказывать, что живем не в той стране, не при том правительстве и можем быть более счастливыми. Вот когда с кухонь выйдем, то и патриотизм у нас будет более действенным.


Подготовили Геннадий Белостоцкий, Олег Назаров, Наталья Ртищева