Газета "Вечерний Мурманск" №34 23.02.2007 год


С точки зрения любви

Он заболел в начале 90-х, на пике своей актерской карьеры. Врачи говорили: "Маховиков умрет. Но если согласится на операцию, какое-то время будет жить, правда, останется калекой". А он выжил без операции вопреки врачебным прогнозам. Больше года не выходил из дома. А потом оказалось, что все надо начинать с нуля. Он не любит об этом говорить, об этом вспоминать. "Если бы я лег тогда на операцию, - сказал он мне, - то смог бы после нее только существовать в режиме растения". И еще неизвестно, что было сложнее - сломать, победить болезнь, диагноз которой больше похож на приговор, или сломать себя. И начать жизнь с чистого листа. В Мурманске Сергей Маховиков оказался по случаю выборов в областную Думу - приехал поддержать своего давнего приятеля Александра Хмеля, главу регионального отделения партии "Патриоты России". А заодно присмотреть площадку для съемок восьмисерийной романтической ленты о военных. "Рад, что все так удачно совпало, - улыбался Маховиков перед отъездом, - и Сашу навестил, и в Мурманске побывал, выбрал, наконец, натуру для съемок!". А наша беседа с ним началась так.

Раздвоение личности

- Сергей, я знаю, что путь ваш в актеры был непрост и извилист...

- ...я поступал дважды в Петербургское военно-морское училище имени Фрунзе, мечтал быть подводником. Вот хотел тогда быть военным! С детства, как любой, наверное, мальчишка, мечтал об этом. Первый раз не прошел по конкурсу, но зато прошел весь тяжкий путь курсанта-абитуриента. Во второй раз поступил. Правда, так его и не окончил, решил быть космонавтом - перевелся в военно-механический институт на ракетное отделение. Мне туда была прямая дорога: дядя - академик, работал на Байконуре. Оставался один шаг, - но судьба распорядилась по-своему. Со второго курса военмеха ушел в ЛГИТМИК - Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии...

- И что вас понесло в ЛГИТМИК из военмеха-то?

- Мой друг купил билеты в театр, а его девушка заболела, и он предложил пойти мне. Так я попал в театр Ленсовета на спектакль "Варшавская мелодия". Главную роль играла Алиса Бруновна Фрейндлих. До этого я в театре не был. Так только, ходили всем классом в Большой театр кукол, и эти походы всегда устраивала моя мама. Правда, с восьмого класса я занимался музыкой, организовал даже свой джазовый ансамбль, потом учился в джазовой школе, но это увлечение шло дополнением к основным занятиям. А я подозревал, что есть какая-то другая жизнь, мне неведомая... И тут вдруг "Варшавская мелодия"! Я стал ходить в театр каждый день. Я не знал, что со мной происходит, но я поддался магии театра, почувствовал ее.

- ...и актером стали! Теперь режиссурой увлеклись...

- ...Для меня раздвоение началось с ЛГИТМИКа еще... Когда я актер - я даже живу немножко по-другому в это время. А когда режиссер - то жизнь совсем меняется. Особенно это чувствуют мои близкие люди. Я обожаю актерскую профессию, от нее я получаю настоящий драйв. Я не прыгаю с "тарзанки", не пользуюсь допингами, которые высвобождают адреналин. Потому что актерская профессия дает мне его в чистом виде. Это в природе заложено, в воспитании моем. Вот уже сорок лет я пытаюсь как раз это осмыслить. Даже написал специально такую полулитературную автобиографию. Как я родился в частном доме в пригороде Ленинграда, в Советском Союзе, при дворе Его Императорского Величества Павла Первого, рос в городе, а ходил в школу через Его парк, и утром меня могла встретить лосиха с лосенком - так во мне это все и проросло... И при этом меня отсылали к бабушкам - то на Кавказ, то в Прибалтику, а это ведь совершенно разные культуры, эмоции, способы жизни. На Кавказе я просыпался - а в окне торчал Машук. Дом деда стоял недалеко от места, где Печорин загнал коня, догоняя экипаж с Верой. И все это не декорация, а часть моей реальной мальчишеской жизни... На самом деле повесть я писал для своих детей. Что-то забудется, навсегда уйдет из памяти, а мне кажется, что важно знать хотя бы, кто твои родители - дедушки, бабушки, прабабушки и прадедушки.


Любимые девушки


- У вас же одна дочь Саша, и ей всего-то года четыре, а вы говорите "дети"...

- ...будут! И вырастут. Я фаталист, верю в судьбу, в доброту, в удачу. Каждое утро я просыпаюсь и читаю молитву "Отче наш", благодарю жену, всех своих близких, друзей, что они рядом со мной и не покинули меня в дни печали и болезни. И мне кажется, что жизнь от этого становится лучше. Пусть будет так. Вот вы смотрите на меня как на сумасшедшего. Нет, я просто знаю всему этому цену. А с дочерью история была замечательная. Мы снимали недалеко от роддома. Лариса позвонила по мобильному телефону сразу, как Саша закричала. Ровно через одиннадцать минут я увидел свою дочку. Она была такая... Чудо просто! Сфотографировал и уехал на съемку. Работа шла, я произносил в кадре какие-то слова, но как только действие останавливалось, начинал рассказывать группе про дочь. В обеденный перерыв я опять помчался к Ларисе и Саше. Представляете, мужик в спецназовской одежде, в черной, очень узнаваемой шапочке врывается в роддом, требует халат, несется в палату, чтобы на три минуты увидеть своих "девушек".

- В Питере часто бываете?

- Я сейчас снимался в картине "Черные следопыты" у Полякова, из Москвы летел в Питер. Там, в Пулково, меня встречала машина, и мы на этой машине мимо моего отчего дома промчались на съемки в Псков! Даже просто притормозить времени не было! Что называется - свой дом видел из окна машины.


Разные грани

- А через какие качества такие разные грани совмещаются - актера, режиссера, космонавта, подводника?

- Ну, во-первых, я очень дисциплинированный человек. Во-вторых, как это ни странно, может быть, для вас прозвучит, я патриотически настроенный человек. Я это совершенно искренне вам говорю и откровенно. Я патриот своего Отечества. Может быть, именно потому, что с детства хотел быть защитником Отечества своего. А патриот, защитник - это очень смежно, это предполагает жертвенность. Те, кто готовы жизни отдать за Отечество, и те, кто эти жизни отдал, это и защитники, и патриоты.
А потом, я стал известным актером благодаря ролям именно военных, офицеров.

- Стало быть, в душе остались военным все-таки...

- ...наверное, да, наверное, остался...

- Как обычно отмечаете День защитника Отечества?

- По военным гарнизонам обычно отмечаю - еду с творческими встречами, выступлениями, с концертами. Не без посиделок мужских, разумеется! Вообще, у меня два святых праздника - 23 февраля и 9 мая, который для меня всегда - со слезами на глазах. И еще День чекиста отмечаю.

- Я знаю, вам в этом году вручили премию ФСБ...

- ...да, эту премию мне вручили за роли офицеров Федеральной службы безопасности, я играл и разведчиков, и контрразведчиков, и спецназовцев КГБ, ФСБ. Для меня все эти роли очень дороги, и то, что мои работы оценили и действующие офицеры, и офицеры в отставке, для меня дорого особенно. И награда для меня эта очень серьезная, такое, если хотите, официальное признание меня как актера офицерским братством. Кстати, эта премия за вклад в искусство как бы возрожденная, в этом году ее вручали впервые после 17-летнего перерыва.


Мужская история

- Вы патриотом себя называете...

- ...вот я был недавно в новосибирской школе милиции, говорил о патриотизме, пытался объяснить, что это только с одной стороны - безбрежный, кажется, океан, а с другой - тоненький ручеек, близкий и понятный. Меня попросили привести пример. И я предложил сценарий типичного в общем-то сейчас события, когда в российском дворе появляются лица определенной национальности - не буду говорить какой и начинают приставать к девчонкам, приторговывать наркотиками. Что, как правило, делают в ответ пацаны из этого двора? Правильно, дерутся за свой двор и за своих девчонок! А дальше происходит суд, и пацаны получают о-го-го какие сроки за разжигание национальной розни. Не за хулиганство, заметьте, а именно за разжигание национальной розни! Хотя подсудимые пацаны - отнюдь не сплошь русские, среди них легко могут быть и украинцы, и евреи, и белорусы. И исходя из всего этого, кого мы хотим воспитать? Подонков? Трусов, которые должны закрыть глаза на все, что творится в их дворе? Вот в данном случае патриотизм, на мой взгляд, прежде всего и заключается в защите своего двора, своих друзей, своих девчонок. Потому что Родина с твоего двора начинается.

- И каким должен быть защитник этого двора, на ваш взгляд?

- Патриотом прежде всего, а то какой же он тогда защитник? У него все чувства должны на любви замешиваться. И, поверьте, нет таких проблем, которые бы с этой точки зрения, с точки зрения любви, казались бы неразрешимыми.

- Чтобы пожелали мужчинам, защитникам?

- Чтобы они любили. И чтобы их окружала любовь. Счастья бы пожелал, здоровья близких. Это самое главное для мужчины, по большому счету.

- Не жалеете, что так и не стали военным, детская мечта все-таки...

- ...да нет, нисколько не жалею! Видимо, звезды так стали в тот момент, чтобы именно у меня в руках оказался билет на "Варшавскую мелодию" с Алисой Фрейндлих.

- Ну какой же вы все-таки фаталист!

- Фаталист! Все, что ни делается, все к лучшему.

- То есть все будет хорошо? У всех?

- Даже не сомневайтесь!

- К нам собираетесь приехать?

- Я приеду обязательно. Пока не было приглашения, но это все дело случая. Я уверен, что встреча с мурманскими поклонниками состоится. К тому же Мурманск сейчас у меня как у режиссера стоит под номером один для съемок новой восьмисерийной ленты о военных. Я эту картину обдумываю уже почти два года, действие в ней будет происходить на Севере: суровый климат, холодная, ледяная такая зима. Все секреты пока открывать не хочу, но это будет жесткая, мужская история о двух военных, друзьях. Будет пограничное такое состояние, когда человеку приходится делать очень сложный выбор и когда одного ломает жизнь, а другой ломает себя. Ну, помимо этого, будет лирика, будут приключения. И любовь, разумеется!

Анжелика КОВАЛЕВА