телеканал: "LIFE NEWS"

программа: "Мнение"

гость в студии: Сергей Маховиков

(апрель 2015 год)

 

 

 

 

 

Ведущий: Петр Порошенко запретил показывать на Украине российские фильмы и сериалы про полицейских. Президент подписал закон, который в феврале приняла Верховная Рада. В Киеве сочли такие кинопродукты пропагандистскими. Там боятся, что украинское телевидение создаст у жителей положительный образ российских силовых структур. Зато ограничения не коснулись сериалов про любовь и мультфильмов

 

Ведущий: Обсудим новости с гостем. У нас в студии актер, режиссер Сергей Маховиков. Сергей Анатольевич, приветствую! Итак, Вы лично снимались в тех или иных картинах, которые сейчас попали под запрет на Украине. Не жалко ли Вам?

Сергей Маховиков: Безусловно, жалко. Но такова политика, на сегодняшний день, тех самых украинских властей. Они достаточно последовательны в своих поступках. И я думаю, что они и мультфильмы скоро начнут запрещать; те мультфильмы, которые рассказывают о любви к Родине, о любви к маме, о любви к корням и к культуре своей. Я не удивлюсь, если скоро вообще начнут жечь книги Булгакова и Шевченко. Они же уже под запретом. Но недалеки и пожары, мне так кажется. А потом, заметьте, все–таки это достаточно жесткая такая фактура политическая, очень похожая на госдеп американский. Они очень все четко делают и очень последовательно. Потому что хорошее кино о силовых структурах, военное кино хорошее - это патриотическое кино, кино, которое воспитывает любовь к Родине. Это раз. Конечно, им ну очень не хочется, чтобы Родину любили.
Второе. Если посмотреть на это немного шире, мне кажется, что вообще сейчас народ на Украине обделяют, просто отрывают его от родной культуры таким образом. Это не просто не показывать кино о своей Родине любимой, и горячо любимой. Это еще просто от культуры оторвать, от корней оторвать. Это уже более далеко и глубоко идущая политика. Это такие взгляды … ой - ёй - ёй!

Вед. – Смотрите, все-таки, наверное, стоит разделять политику и искусство. Почему вот киевские власти все смешивают в один котел? Потому что картины зачастую исторические, не имеющие отношения к современным реалиям. Почему пытаются наложить на них вето? Где вот это, где этот страх кроется? Где именно?

С.М. – Ну, послушайте, я не думаю, что стоит вообще отделять общественную жизнь, политику, культуру, искусство друг от друга. Они автономно друг от друга не живут. Как только произведение искусства «появляется на зрителе» - это начинается общественная жизнь, политическая жизнь, такая-сякая, скандальная, и т.д, и т.д. Очень хороший вы вопрос лично мне задаете. Потому что это происходит не только на Украине – вот такой размах, разгул нацизма, и вообще кощунства над культурой. Это и у нас начинает взлетать вдруг в таком масштабе колоссальном на сегодняшний день, что требует просто остановки мощнейшей. Потому что мы все равно в одном пространстве живем – Белоруссия, Украина, Россия – мы очень близки. И война, которая идет на Украине, она и нас очень «трясет».

Вед. – То есть, по вашей логике нужно у нас тоже что-то запретить, какие-то ленты, какие-то надо, может быть, сериалы ...

С.М. – Безусловно. Наводить порядок …

Вед. – Театральные постановки, может быть.

С.М. – Безусловно. Вот «Тангейзер» возьмите. Это же бред сивой кобылы! Это ужас. И как вообще … как может директор Большого театра в пику православной общественности Новосибирской говорить : «А я возьму этого режиссера к себе». Ну возьми его потихонечку, извинитесь перед оскорбленными людьми православия и тихонько работайте дальше. Что вы разжигаете рознь? Есть темы, которые трогать нельзя: национальность, вера, любовь к Родине, патриотизм. И над ними смеяться нельзя, и оскорблять. Не стоит этого делать. Это антигосударственная политика тогда.

Вед. – Сергей Анатольевич, возвращаясь к Украине, а вот люди, - они будут довольны тем, что их лишили вот российского проката? Скажем так, не могут повторить советской истории, когда люди подпольно пытались доставать какие-то, может быть, кассеты, это понятно - сейчас какие-то другие носители, другое время. Но, тем не менее, сами–то люди, они готовы к этому закону?

С.М. – Я соглашусь с вами, что палка тут о двух концах. Я думаю, что с большей любовью будут об этом смотреть. Но не уверен, что люди готовы и рады тому, что происходит у них сейчас с запретом не просто наших картин. У них еще и каналы закрывают, и журналистов там прижимают, и т.д., и т.д. Но, на самом деле, то, что там происходит страшно с людьми. Я видел – мы в это время работали на Украине, и люди на глазах менялись. Вот кардинально. С одного полюса переходили на другой. Я видел, как с моими хорошими знакомыми происходило катастрофическое, на мой взгляд, изменение: для них Бандера становился герой. Я видел это собственными глазами. Я говорил: « Что с вами происходит, дорогие наши братья? Мы же все единокровные. Может, вас посыпают чем – то, каким-то порошком? Что происходит? Я не очень понимаю»

Вед. – Сергей Анатольевич, у нас буквально вот на экране сейчас идут фрагменты из фильма, который…

С.М. – «Битва за Севастополь».

Вед. – «Битва за Севастополь». Причем, в Украине он вышел совершенно под другим названием: «Несокрушимая». Во-первых, какое у Вас отношение к этой картине? Есть ли уже оно, посмотрев, может быть, трейлер? И второй момент. Стоит ли продолжать, потому что это совместный российско-украинский фильм? Стоит ли продолжать, несмотря на эти все политические перипетии, совместную работу украинских и российских мастеров?

С.М. – Сейчас очень сложно ее продолжать, потому что ездить туда и таким образом поддерживать власть...? Это сложно, очень сложно. Поддерживать взаимоотношения... Надо нам собственную историю не продавать и не предавать. Таким образом мы поможем всем тем ребятам, которые остались и которые разумно еще относятся к своей истории, которые ее не переписывают и не позволяют ни «порошенкам», ни «яценюкам» ничего не переписывать. Будет интересно как пройдет «Битва за Севастополь». Как они попробуют ее вывернуть. А, может быть, даже и запретят. А может скажут, что это наши герои, освобождавшие "Освенцим". Ну, то есть, может и найдут какой-то очередной всплеск, так сказать, какого-то идиотизма. Ну может быть....

 

Вед. – Какую-то позитивную точку в нашем разговоре возможно поставить?


С.М. – Позитив. Вот я и хотел, даже вот, пользуясь вашим эфиром, сказать: на нашем телевидении, вообще на нашем русском телевидении необходимо огромное количество позитива. Вот я бы так сказал, обратился к министерству культуры и телевидения: «Закрывайте все эти «черные» программы. Закрывайте. Рассказывайте о хороших людях, о подвигах, о ветеранах, и вообще о нашей истории». И хватит уже быть смурными. Надо улыбаться и петь песни.

Вед – Большое Вам спасибо!
Я напомню, что у нас в гостях был актер, режиссер Сергей Маховиков. Мы обсуждали запрет на российские фильмы о силовиках, который сегодня подписал президент Украины

 

 

 

 

* * *

 

 

posleslovie

 

 ban2 c 

 

bp bn

 

you tube