2 декабря 2009 год

Радиостанция: "Добрые песни"

Программа: "Погонный мэтр"

Ведущий: Александр Викторов

Гость в студии: Сергей Маховиков

 

 

 

 

 

 

 

Звучит песня "Река Потудань" из сериала "Платина".

Ведущий:  Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Начинается программа "Погонный мэтр". В студии я, ее ведущий, Александр Викторов. За режиссерским пультом  Тимофей Шумный. Наш эфирный телефон 2321042, код  Москвы 495. И наш сегодняшний гость – талантливейший режиссер, актер, поэт и композитор Сергей Маховиков. Сергей, здравствуй.

Сергей Маховиков: Добрый вечер.

Александр Викторов.: Давно хотели тебя пригласить, но  все как-то вот то ты на съемках, то еще где-то. В этот раз получилось – в канун нового, 2010-го года.

С.М.: Спасибо за приглашение.

А.В.: Сегодня пытался готовиться к эфиру урывками. Вот. Распечатал твою автобиографию, даже не автобиографию, а биографию. И так начало как-то так: родился в  шестьдесят третьем году… А, кстати, вот интересная подробность – рост метр восемьдесят четыре, глаза серо-голубые, волосы темно-русые. Кстати, редко в биографии встречаешь такие, как это, антропометрические данные называется, да?

С.М.: Да, наверное, ты сейчас смотришь на меня и думаешь: какие там сто восемьдесят четыре. А вообще-то родился я дородным…

А.В.: Родился сразу метр восемьдесят четыре (смеется). Так вот, понимаешь, к чему я говорю. Как-то начальный этап до профессиональной твоей актерской деятельности – он немножечко в биографии скомкан. Вот давай начнем с того, что ты расскажешь, что вот, ну, то есть ты родился в Петербурге?

С.М.: В Питере. Да, Пушкин, Павловск. Недалеко от лицея. Учился там же. В детский сад ходил там же.

А.В.: А кто родители?

С.М.: Родители? Мама – педагог, отец – строитель. Сестра – модельер-конструктор.

А.В.: Старшая? Младшая?

С.М.: Старшая.

А.В.: То есть, она тебя, в принципе, воспитывала. То есть – пыталась это сделать…

С.М.: Ну, мы же жили дружно, друг другу помогали. Кто кого воспитывал, тут сложно сказать. Нас воспитывала страна, государство, Советский Союз.

А.В.: Кстати, мощно воспитывало, надо сказать.

С.М.: Да, школа, детсад… Хотя мама у меня педагог и конечно…

А.В.: То есть, у тебя было двойное воспитание. Сначала воспитывала страна или наоборот?

С.М.: Наоборот.

А.В.: Сначала мама воспитывала, а потом страна.

С.М.: Конечно, дедушки, бабушки – в первую очередь.

А.В.: Ты знаешь, ну вот бытует мнение, что жить в Петербурге, или там в Ленинграде тогда, будем говорить, и видеть всю вот историю, видеть залив Финский, видеть Балтийский флот и не мечтать стать моряком – практически невозможно. И, опять же из твоей биографии, ты поступил в Военно-морское училище им.Фрунзе.

С.М.: Да, такое было.

А.В.: Что тебя сподвигло при наличии мамы-учителя и папы-строителя?

С.М.: Ты знаешь, все мальчишки, по-моему, в то время мало кто не мечтал быть либо летчиком, либо моряком, либо военным офицером. Вот я думаю, что я в этом случае был не исключением, конечно. Вот почему театральный институт? Это вопрос более, на мой взгляд, интересней.

А.В.: Ну, все равно. Ну смотри – там переходный возраст. Тебе 14-15. Ты уже осознаешь себя как бы, ну как личность, да?

С.М.: Да.

А.В.: Вот. И наверняка же в том возрасте уже были какие-то актерские задатки и умение там играть на гитаре… И, в общем, при всем при этом ты выбираешь стезю, так сказать, военно-морского офицера. Правильно?

С.М.: Ну, мне кажется, у меня вообще судьба и характер достаточно полюсарный. Учась в джазовой школе играть,  я играл на гитаре, играл в ансамбле, и действительно мечтал стать офицером. То есть, вот такая бесшабашная музыкальная жизнь и вдруг совершенно: строй, строгость, устав,  приказ и все остальное. Вот делая одно, мечтал о другом.

А.В.: Сергей, хорошо, давай послушаем песню. Вот твою песню в твоем исполнении. Песня называется "Старшина".

(Звучит песня).

А.В.: Продолжаем программу "Погонный мэтр". В студии я, ее ведущий, Александр Викторов, и наш сегодняшний гость, талантливый режиссер, актер, поэт, композитор Сергей Маховиков. В это время Сергей улыбается так… Ты мне не веришь, что ли, Сергей?

С.М.: Почему? Я тебе верю.

А.В.: Вот скажи – может я тебя как-то по-другому буду называть?

С.М.: Нет, наоборот, мне радостно и приятно слышать.  Я просто должен добавить, что вот песня "Старшина" написана совместно с Валерием Шатуевым.  Чтоб не прозвучало так, что есть один автор и все тут. Валерий Шатуев – офицер. Умница. И брат.  По-этому такая хорошая песня.

А.В.: Замечательно, Сергей. Так вот мы остановились на том, что ты попал в училище Фрунзе, и в общем, построение, дисциплина и все дела. И скажи, что тебя смутило? (смеется)

С.М.: Ничего не смутило. Потом я просто перешел в военно-механический институт из штурманского факультета, где я хотел стать подводником. Потом я захотел полететь в космос. Видимо, вот это бесшабашный актерский характер.

А.В.: Ну, у тебя крайности, знаешь.

С.М.: Крайности. Да, да, да. Абсолютные  крайности. Факультет, механический факультет. Просто если его раскрыть – это ракеты, оружие. Вот ракеты. Хотел быть бортинженером и рвануть туда посмотреть, что там. В общем-то, я думаю, просто это юношеский максимализм, где ты ищешь романтику, чтобы подойти к краю какому-нибудь. И вот на этом краю есть та самая романтика, которая описывалась в рыцаре Айвенго, или каких-нибудь замечательных книгах.

А.В.: Сергей, но, знаешь, дело в том, что как раз когда юношеские вот эти крайности в этот момент рядом оказывается отец и показывает там либо кулак, либо дает по шее и говорит: "Сергей, ты знаешь, вот как бы надо вообще определиться".

С.М.: Нет, у нас достаточно, ты прав, все было обосновано. С моей стороны аргументировано. И ночные разговоры с родителями, с мамой, что бы мне хотелось, что бы не хотелось. Но вот, я думаю, что я сам, наверное, такой человек: когда я вижу, когда у человека горят глаза, когда он настолько чем-то сопереживает, мечтает…

А.В.: Чем-то живет

С.М.: И чем-то живет. Да. То очень сложно. Нельзя этому …

А.В.: Препятствовать.

С.М.: Препятствовать не стоит. Надо дать, сказать – иди.

А.В.: Ну, в итоге на ракетах ты проучился тоже всего год.

С.М.: Да, там недолго – год.

А.В.: А скажи, там просто как бы ты понял, что не суждено полететь? Или что?

С.М.: Нет. Все было бы очень хорошо, потому что сейчас это очень развито, но тогда было тем более. У меня дядька родной на Байконуре работал. То есть, достаточно серьезный человек, академик Рощин. Вот.  То есть дорога в космос мне была…

А.В.: Открыта?

С.М.: Открыта, в общем-то.

А.В.: Предопределена. Вот так вот точнее.

С.М.: Но вот, театр, кино. Это… Все, кто туда попадает, все понимают, что это такая заразная штука, что чуть-чуть тебя зацепило, то не отпускает.

А.В.: Это адреналин, даже покруче, чем подводные лодки и ракеты.

С.М.: И тарзанка…

А.В.: И тарзанка (смеются)

С.М.: Да, это действительно.

А.В.: Слушай, вот что в институте, что в училище ты как-то в художественной самодеятельности участвовал там, или у вас это вообще не культивировалось? Вообще обычно  как то…

С.М.: Ну, все, кто меня слышит в Петербурге, слышит эту программу, знают, что такое художественная самодеятельность военмеха. Это самая громкая. Если в Москве политех,  да вот какие-то такие истории, то там военно-механический институт. Конечно, я участвовал. Ну, я  играл, ну я был, вот…

А.В.: То есть, у тебя драматические были, или ты играл как музыкант?

С.М.: Я играл, значит, лису Алису даже, я помню (смеются).

А.В.: Сергей, у нас есть телефонный звонок.  Очень коротко надо его принять. К назвонилась Ольга из города Москвы. Ольга, слушаем вас.

Ольга: Здравствуйте. Я хотела признаться в любви Сергею Маховикову. 10 лет назад я узнала о его творчестве, и с тех пор и за ролями слежу, и песни – не просто потрясающие, а они очень поэтические стихи. Очень люблю.

А.В.: Спасибо большое.

С.М.: Спасибо.

Ольга:  И хотела задать вопрос. У вас есть песня "Дорога домой". Необыкновенная тоже. И вот - история ее написания? И я помню по каналу показывали исторический цикл о Москве. Вот ваше любимое место в Москве, и с какого возраста вы себя помните?

А.В.:  Хорошие вопросы. Сергей, если можно, коротко.

С.М.: "Дорога домой"… Я, наверное, не смогу историю рассказать. Они все друг на друга похожи. Когда песня пишется от сердца, она как-то очень потом замысловато в голове укладывается. Как началась, откуда началась, почему – это  не совсем становится ясным. Любимое место в Москве? Я из Питера, но обожаю Москву и живу здесь. Я обожаю Арбат, я обожаю Поклонную гору. Я люблю Мосфильм, улицу Косыгина (смеется), Воробьевы горы. Все это дело я очень люблю. А с какого времени я себя помню? У меня иногда такие картинки возникают, что мне кажется, что я помню себя с полутора лет. Вот. И, может быть, даже с года. Вот действительно так.

А.В.: Кстати, такой неожиданный вопрос. В голову никогда не приходил мне, как ведущему. А вот видите, слушатели…

С.М.: А я иногда, вот когда такие картинки приходят, я же и вспоминаю: а сколько это было лет? Я у мамы спрашиваю, а где это, когда это? Она говорит: "Почему? Ты разве это помнишь? Тебе было всего годик и два месяца". Я говорю: "Помню очень хорошо. Я даже помню, о чем вы разговаривали в это время" (смеется).

А.В.: Хорошо. Сергей, вернемся в нашу студию через несколько минут.

А.В.: Хорошо.  Переходим к "творческому зуду".

С.М.: Сейчас песня прозвучала – "Кадеты". Моя дочка, она сейчас в первом классе, она в два с половиной года пела вот эту песню с таким зажигательным настроением. Я надеюсь, я уверен, что они меня сейчас слушают с женой. И я им передаю привет.

А.В.: Я хотел бы напомнить наш телефон: 2321042, код Москвы 495. Звоните, если у вас есть вопросы к Сергею Маховикову. Или к ведущему (смеются). Так вот, и у нас восемьдесят третий год: поступил в Санкт-Петербургский, в скобках – Ленинградский, институт театра, музыки, кино. ЛГИ-ТИ-МИК…

С.М.: ЛГИТМИК. Имени Черкасова.

А.В.:  Как это? Как это?

С.М.: Курс народного артиста Советского Союза Игоря Олеговича Горбачева.

А.В.: То есть, вот так вот пришел, сказал "Здрасьте"…

С.М.: Нет, не так все просто. Много очень историй было.

А.В.: Нет, как бы я догадываюсь, как можно перейти из Фрунзе в этот самый… Но перейти из того возлеракетного вуза в театральный сложнее.

С.М.: Очень сложно. Да, это на самом деле это только по звонку депутата Верховного Совета, народного артиста Советского Союза, тогда еще не героя Соцтруда, но почти близко к этому. Просто Игорь Олегович позвонил начальнику института и по личному звонку…

А.В.: То есть, тебя еще и не отпускали оттуда?

С.М.: Не отпускали. А невозможно же документы забрать просто так (смеется).

А.В.: Слушай, какой тернистый путь. Но ты закалялся в этот момент.

С.М.: Да, да, да. Мы выпили по 50 грамм коньяку…

А.В.: С начальником?

С.М.: Да. Мне обходной лист просто принесли, положили на стол подписанный уже. И сказали: "Ладно, иди. Удачи тебе". Вот так я ушел из института.

А.В.: Вот. И пришел… Там как обычно: басня, оригинальный жанр…

С.М.: Да, все-все прочел, все выучил, все спел, даже танцевал – чего не умею до сих пор.

А.В.: А у тебя в том возрасте голос вот тоже был хриплый-хриплый?

С.М.: Нет, был звонкий, романтический, у меня были действительно русые волосы. Я даже был похож на Сергея  Александровича Есенина в молодости. Сейчас я немножко похуже (смеется).

А.В.: А кстати, голос сломался когда?

С.М.: Да мне, лет, ты знаешь, сколько уже?

А.В.: Да я уже все просчитал – шестьдесят третьего года рождения…

С.М.: Не знаю. Как-то не обращал на это внимания.

А.В.: То есть, это происходило постепенно…

С.М.: Мне кажется, это естественный путь взросления.

А.В.: У Ливанова когда спрашивают: "А вот вы всегда таким голосом говорили?" "Нет, у меня был другой голос. А потом я замерз на съемке, и сильно промерз. И вот воспаление легких. Стал говорить вот так".

С.М.: Нет, я думаю, вернется все на круги своя. Я заговорю как…

А.В.: (смеясь) Как только потребуется, сразу заговорю.

С.М.: Мы еще споем. Да.

А.В.: Да нет, в плане вокала звучит просто великолепно, поэтому может быть еще менять и не стоит.

С.М.: Может быть, может быть…

А.В.: Так вот, вернемся к нашему разговору. То есть, заряд героического ты получил во Фрунзе и на ракетах. Вот скажи, а это как-то вот в театральном вузе сразу пригодилось, да? Вот то есть люди понимали, что ты уже  прошел какую-то жизненную школу там. Практику и…

С.М.: Наверное, да. С меня очень сильно как бы пытались сбить спесь. Некоторые педагоги, видя, что если я немножко раскручусь, то будет очень тяжело со мной. Поэтому мне сразу сказали: "Вы профнепригодны. Вы немножко поучитесь и уйдете отсюда раз и навсегда, если не сделаете вот это, вот это, вот это и вот это". И я как просто заведенный, с утра до ночи занимался.

А.В.: Но они же тоже психологи, они знали, на что давить. Правильно?

С.М.: Конечно, конечно.

А.В.: Они видят. Боже мой, сколько поколений прошло…

С.М.: У нас великие были педагоги. Я им за это безумно благодарен, потому что действительно из такого само-, как это сказать, самоуверенного уже, проучившегося в двух институтах и с первого раза поступившего в театральный,  ну то есть как-то вот надо было спесь сбивать. Так я на многих смотрю и думаю: эх, в армию бы тебя (смеются).

А.В.: Нет. Ну, хорошо. По крайней мере ты в курсе, то есть, часто играя героические роли, ты, в общем, на самом деле в курсе, как это должно быть в жизни. Это, наверно, должно  помогать.

С.М.: Это постепенно. На самом деле это все пришло тоже постепенно, потому что ты сам прекрасно знаешь, что  училище, институты – это еще не та стезя жизни, которая потом начинается.

А.В.: То есть, на самом деле, выпускаясь, ты приходишь молодым росточком таким…

С.М.: Конечно.

А.В.: …зеленым и неокрепшим. А только потом приобретаешь жизненный опыт настоящий.

С.М.: Да.

А.В.: Сергей, сейчас у нас должна прозвучать песня "Москва-Беларусь". Я прошу тебя рассказать об этой песне. Как-то название необычное. То есть понятно было бы "Россия-Беларусь" .

С.М.: "Москва-Беларусь". Я снимался в Минске. Много туда ездил в поезде. А вообще, такой, услышите сейчас, это такой разговор в вагоне-ресторане. Даже такие размышления, наблюдения. Написана песня на стыке двух веков, двух столетий, в новогоднюю ночь.

А.В.: То есть, это реальная история?

С.М.: Абсолютно реальная.

А.В.: С тридцать первого на первое ты ехал в вагоне-ресторане…

С.М.: Нет-нет. Это я уже был дома, а мои просто отдыхали. А я готовил новогодний торт. Я стараюсь, чтобы была такая традиция у нас, но не всегда у меня получается. Но тогда я готовил новогодний торт, один, на кухне… Мы жили на Мосфильме тогда. Ну, я немножко выпил там… Чуть-чуть…

А.В.: Ну как же, торт иначе не получится никак (смеется).

С.М.: И я просто себе сказал: завтра уже вот будет…

А.В.: Новое тысячелетие…

С.М.: Новое тысячелетие. А как же мне хочется его встретить достойно, красиво. Я сел и написал эту песню.

А.В.: Хорошо. Слушаем песню "Москва-Беларусь" в исполнении Сергея Маховикова.

(Звучит песня)

А.В.: Продолжаем программу "Погонный мэтр". В студии режиссер, актер, поэт, композитор Сергей Маховиков. Наш эфирный телефон 2321042. Кроме этого, вы можете отправлять SMS-сообщения на короткий номер 6100 с префиксом ДП, и, кстати, мы вот только что получили вопрос от Любы. Не знаю, правда, откуда Люба. Вопрос: "Ваш жизненный девиз, Сергей?" и "Как и когда вы начали писать стихи?".

С.М.: Писать начал стихи совсем недавно. А то, что мне казалось, что это стихи, давно, еще в детстве, со школьного возраста. И когда мама купила первую гитару, я выучил замечательных три аккорда, тогда же попытался написать.

А.В.: Вот кстати, на трех аккордах можно много написать.

С.М.: Ну я так и продолжаю это делать. А жизненный девиз – по-разному, в разных ситуациях. Главное, мне кажется, как бы помягче это сказать, вот: не скурвиться, не свалиться в бесовщину.

А.В.: Золотые слова. Сергей, еще один вопрос. А вот тут еще в твоей биографии, очень, кстати, объемной, написано, что "владеет приемами каратэ, дзюдо, водит автомобиль и мотоцикл, играет на гитаре". Ну, с гитарой мы как бы разобрались. Скажи, пожалуйста, а вот как вот каратэ, дзюдо – это же очень сложно совмещать джазовую школу, театральный вуз… Вообще, это как?

С.М.: Я занимался гимнастикой, играл в хоккей, дзюдо занимался плотно со школьного возраста, боролся за "Динамо" питерское.

А.В.: Знаешь, извини, практически каламбур родился – не запретишь же  только за "Зенит" всем играть и болеть.

С.М.: Нет, я боролся за "Динамо" тогда. А каратэ – это уже позже. Хотя нет, уже в институте я стал увлекаться этим. Потом, когда работал на Дальнем Востоке, стал заниматься ушу. А здесь, в Москве, я занимался рукопашкой, непосредственно каратэ несколько лет. Готовился к картине, которая называлась "Слепой".

А.В.: Замечательная картина, кстати. Была  по одному из федеральных каналов. И прошла с ошеломляющим успехом. Поверьте мне, я это помню (смеются). Сергей, вот как бы учеба окончилась театральная. Как  я говорю, зеленый росточек. И вот ты попал в театральную, киношную жизнь, среду. И она тебя приняла. И как она тебя приняла?

С.М.: Да, до сих пор я там.

А.В.: Нет, я спрашиваю про то, как приняла. Там – это да. Естественно, после каратэ, дзюдо, двух военных (около военных) вузов…

С.М.: Хорошо было. И если я говорю "было", я думаю: "будет" и "есть" хорошо. А было – я поступил в Пушкинский театр, Александринку. Я работал на сцене, на которой играли и Симонов Николай, и Черкасов, и Толубеев. Там такие мастера работали. И я застал и Адашевского, и многих-многих. И, конечно, Горбачева, Ургант. Потом уехал на Дальний Восток по собственному желанию. Сначала открыл студию в Питере, потом – Дальний Восток.

А.В.: А куда на Дальний Восток?

С.М.: В Хабаровск.

А.В.: Послушай, а это а это добровольная ссылка была, или как?

С.М.: Да это опять же…

А.В.: Это крайность… Юношеская…

С.М.: Да, желание романтики – на край земли, поближе к океану. Там отработал. Потом в Красноярске на телевидении, в Иркутстке. Потом Москва. И вот как-то остался в Москве.

А.В.: Сергей, вот знаешь, у меня сестра родная живет в городе Санкт-Петербурге, и имею возможность периодически там бывать, и в общем как бы знаком с ментальностью жителей Северной столицы, культурной столицы. Люди – хорошие, нормальные, но такие немножечко степенные, То есть, в Москве все бурлит, кипит, а они такие…

С.М.: Они задумчивые.

А.В.: Задумчивые, правильно (смеются). А после этого ты был на Дальнем Востоке. Я служил на Дальнем Востоке и у меня есть представление об этих замечательных людях, которые придут на помощь. Вот тебе после Питера  в Хабаровске было как?

С.М.:  Это время Дальнего Востока, Хабаровск, Владивосток, Курильские острова, Камчатка – это почти два года  моей жизни, я до сих пор считаю самыми яркими, пронзительными, и дарованными мне как-то свыше, скорее всего. Я там стал на ноги. Я там повзрослел.

А.В.: Вот, кстати, интересная подробность: в Хабаровске, там люди, ну мне поначалу показалось, они такие не очень разговорчивые, они односложно отвечают вам. Что скажут – "да".

С.М.: Хабаровск отличается. Город – он как труба. Его продувает, как Питер. Он очень похож.

А.В.: Да-да-да. Там ветры очень сильные.

С.М.: И все. И поэтому все молчаливые и задумчивые.

А.В.: (смеется). Хорошо. Послушаем песню, которая называется "Золотая река детства" в исполнении Сергея Маховикова.

(Звучит песня).

А.В.: Продолжаем программу "Погонный мэтр". В студии ее ведущий Александр Викторов. Наш сегодняшний гость – Сергей Маховиков, режиссер, актер, поэт, композитор, талантливый человек. Наш эфирный телефон 2321042, а также вы можете направлять SMS-сообщения на наш короткий номер 6100 с заголовком "ДП". И у нас есть телефонный звонок. Нам дозвонилась Валентина из города Зеленограда. Валентина, здравствуйте.

Валентина: Здравствуйте.  Сергей Анатольевич, вот у вас дочка семи лет, и вы с Ларисой участвуете во многих фильмах. Мне интересно, как Сашенька вас воспринимает на экране. Вот есть ли у нее любимая какая-то роль или фильм? Интересно просто, как дочка на вас смотрит?

С.М.: Спасибо за вопрос. Ну, смотрит и переживает, что мне больше всего нравится. И она не воспринимает меня на экране, как папу. Она все-таки воспринимает, как…

А.В.: … актера, образ.

С.М.: … героя какого-то. Иногда она говорит, конечно: "А, не переживайте. Папа всех победит".

А.В.: Бывает. Ты со съемок приходишь, ты же рассказываешь, что к чему. А, кстати, пришло SMS-сообщение. Вопрос: "Играете ли вы в театре и планируете ли это сделать?"

С.М.: Планирую, да.

А.В.: "Если возможно, прочтите стихи". Подпись – Саша.

С.М.: Это Саша – не дочь моя случайно спрашивает? (смеются). Александра. Нет, я планирую, но пока не играю, пока не играю. А стихи – ну, можно послушать вот в моих песнях, чтобы нам было больше времени эфира.

А.В.: А вот те стихи, которые еще не стали песнями, таких нет в природе?

С.М.: Ну, есть.

А.В.: Ну так прочти.

С.М.: Ну, нет. Мне сейчас не хочется это в эфире делать. Честно. Не знаю почему, но вот почему-то не хочется. Может быть, сейчас через минуту захочется, я что-нибудь прочту.

А.В.: А кстати, по поводу театра и кино. Вот многие актеры, которые никогда не снимались, и театральные, которые никогда не снимались в кино, они говорят так: "Знаете, театр – это вот все. Да ну там это кино фиг". Как-то вот есть, которые и там, и там, и нормально, комфортно себя чувствуют. Вот в плане театра был задан вопрос. Тебя что-то останавливает, или как бы нет той роли, или того театра, в который бы ты с удовольствием пошел и принял приглашение? Извини, что так сформулировал вопрос.

С.М.: Да, но здесь и первое, и второе, и третье. Но главное, конечно, хорошую пьесу, хорошую компанию людей. Театр – это ведь так же, как кино. Но надо это делать хорошо и отдавать этому часть своей жизни, чтобы сделать хороший спектакль. А просто так приходить, левой ногой что-то порепетировать и чего-либо поиграть, потом повозить это по площадках – мне так не хочется.

А.В.: Извини, когда я служил, у меня был начальник разведки, а жена у него преподавала в музыкальном театре. И я собрался увольняться, а тогда уже что-то играл. И он говорит: "Александр, правильно делаешь. Есть две вещи, которыми нельзя заниматься чуть-чуть – музыка и разведка" (оба смеются). Этим надо заниматься или полностью, либо не заниматься вообще".

С.М.: Да-да, вот это очень хорошо – либо заниматься, либо не заниматься.

А.В.: Хорошо. Философский вопрос. Знаешь, говорят вот: работает продавцом, работает учителем… А в театре – служат.

С.М.: Да.

А.В.: А как ты думаешь, вот почему сложилось такое – служить в театре.

С.М.: Ну, служенье муз не терпит суеты. Мне кажется, это Пушкин как-то так сразу назвал. Потому что служба – это не знаю, откуда это пошло. Может быть, потому, что актеров хоронили за оградой кладбища в свое время и как-то хотелось немножко сказать о том, что лицедейство – это служба, тоже служба. Не совсем тому, о ком шла речь раньше, в прошлые века, а служба более высоким идеалам.

А.В.: Хорошо. Вот еще один вопрос пришел по SMS: "Планируете ли вы выпуск альбома и книги автобиографии?"

С.М.: Выпуск альбома давно планировался.

А.В.: То есть, имелось ввиду, наверно, книги мемуаров. Мемуары не задумывали еще писать?

С.М.: Да я как-то начал для дочки своей. Что-то получилось типа рассказов, даже у меня на сайте это есть. Конечно, хотелось бы. Столько было много интересного: как во Фрунзе поступал, в училище…

А.В.: Так ты расскажи наконец! Я тебя пытал всю первую часть программы…

С.М.: Ну, много интересного. Знаешь, почему автобиография? Не  для того, чтобы выпустить книгу, ну так как-то заявить о себе. А записать, чтобы дочка моя, когда читала бы своим же внукам автобиографию ее отца, то, по крайней мере, у нее был этот документ, что…

А.В.: Документально подтверждено, что с… по…

С.М.: Да-да-да. Кем был отец, что он в это время думал, о чем мечтал, как рос, как идеи.

А.В.: При каких обстоятельствах, как все происходило…

С.М.: Конечно.

А.В.: Хорошо, Сергей. Вернемся к нам в студию через несколько минут.

 

С.М.: О том, что завершились съемки, еще не завершилась картина. Завершились съемки, где я работаю, как кинорежиссер, как автор сценария "Тихой заставы". Я этому очень рад, потому что это большая дебютная работа полного мэтра.

А.В.: Полный "мэтр" в "Погонном мэтре".

С.М.: В  "Погонном мэтре". И надеюсь, что к маю следующего года, к 65-летию, мы эту картину сделаем.

А.В.: А все-таки полный метр снимать сложнее, чем сериал?

С.М.: Сложнее. Это другая структура, это вообще другое нервное окончание должно быть. Мне кажется, это сложнее. Хотя есть замечательные сериалы, они как многосерийные фильмы смотрятся.

А.В.: Ну да. Сериал, наверное, снимается там  по несколько иным законам, но, все равно говорят, мне говорили, что первая серия – это полный метр, чтобы зацепить зрителя. А дальше уже можно размыливать, намыливать и так далее.

С.М.: К сожалению, это так, да.

А.В.: Полный метр, конечно, должен держать, держать постоянно в напряжении. Ну вот ты же не только смотришь то, что снимаешь, смотришь, что происходит вокруг тебя, да?

С.М.: Да.

А.В.: Своих коллег и так далее. Вот как ты думаешь, почему все-таки не очень хороших фильмов больше, чем хороших, которые запоминаются?

С.М.: Потому что многим кажется, что можно делать параллельно очень много дел.

А.В.: А это век высоких технологий: широкополосный Интернет, понимаешь, мобильные телефоны, отвлекают. Там позвали, туда позвали. Раньше письмо полторы недели шло, понимаешь.

С.М.: Здесь надо делать что-то одно и по-настоящему. Как только это через сердце проходит, значит, все получится.

А.В.: Тогда еще один вопрос. Скажи, быть одновременно сценаристом, режиссером, актером – это не очень сложно?

С.М.:  Для меня – нет.

А.В.:  О-о! человек, прошедший "Фрунзу", ракеты, театр, Дальний Восток, теперь уже может сразу…

С.М.: Я – "погонный мэтр-84" (смеются).

А.В.: Да, вот так вот, как это – многостаночники, да?

С.М.:  Да.

А.В.:  Хорошо, Сергей. Еще раз хочу поблагодарить тебя за то, что ты пришел в нашу программу. Желаю успехов тебе и творчества.

С.М.: Спасибо.

А.В.: Твоей семье – здоровья. И будем рады всегда видеть тебя и крутить твои песни на нашей замечательной радиостанции.

С.М.: Сейчас будет песня "Тишина", насколько я понимаю?

А.В.: Да.

С.М.: На стихи Сергея Григорьевича Козлова. Я передаю его семье и ему огромный-огромный поклон. И пусть эта песня прозвучит в его честь.

А.В.: Спасибо. Слушаем песню.

 

 

 

 

*  *  *