3 февраля 2008 год
Радиостанция: "Маяк"
Программа: "Светский час"
Ведущие: Тутта Ларсен и Владислав Борецкий
Гость в студии: Сергей Маховиков

 

 

 

 

    часть первая

 

 

    часть вторая

 

 

 




Часть первая

 

В.Б. - Светский лев.
Т.Л. - Это про тебя?
В.Б. - Нет. Это про нашего гостя сегодня. У нас в гостях Сергей Маховиков. Здравствуй, Сережа!


- Здравствуйте!


В.Б. - Сразу голос такой, и сразу я вспоминаю титры, и песня Сергея идет на титрах под гитару.


- На "Платине"?


В.Б. - Да, на "Платине"! Такая она прямо: ух, какая!" "Светский час" у нас сегодня с Сергеем Маховиковым. У нас функционирует телефон (495) - 225 -33 - 77 и форум радиомаяк.ру и задавайте ваши вопросы и пожелания к любимому артисту бога ради, мы только приветствуем и будет две песни, как я понимаю. Но это, забегая вперед, скажу, что Сергей не так вот просто спустился с горы, а он, во-первых, артист, а во-вторых, поющий артист. И, как я понимаю, песня эта собственного сочинения?


- Пишущий артист.


В.Б. - И пишущий артист, и записывающийся артист. Тутта, хоть скажи чего-нибудь?
Т.Л. - А я не могу - я лишилась дара речи! Не надолго.
В.Б. - Сергей, сейчас в работе, как я понимаю, большой сериал на Первом канале - это "Громовы", который сейчас идет...


- Да!


В.Б. - и после двух "Слепых", я имею в виду "Слепой" первый и "Слепой" второй, которые прошли, сколько лет, напомните, назад?


- Года четыре, наверное.


В.Б. - Года четыре, и "Платина". И вообще, фильмография ваша, она у меня тут под рукой: 33 наименования фильмов и сериалов и прочих ваших актерских работ. Это приличный послужной список.


- Но не предел.

 

Т.Л. - И, по-моему, вы везде играете таких, очень положительных героев, в основном? Почти супергероев!

 

- Были разные герои. Но супергероев тоже много.


Т.Л. - Но роли негодяев у меня совсем не ассоциировались с вами.


- Нет, негодяев, прямолинейных негодяев и подонков я не играю.


В.Б. - Принципиально?


- Честно говоря, принципиально. Потому что мне это не интересно.


Т.Л. - это просто слишком?


- Это просто.


В.Б. - А говорят, что негодяя сыграть не просто?


- Сложного человека сыграть не просто, а негодяя, это...


В.Б. - А Свидригайлова бы сыграли?


- С удовольствием!


В.Б. - Хотя он уж не такой годяй! А скорее, наоборот?


- Конечно. Это классика, литература. И действительно сложный характер и судьба сложная. Вот это действительно интересно играть. А так… прямолинейных людей у стенки играть - это не интересно!


В.Б. - Людей у стенки?


- Да!


Т.Л. - А прямолинейных позитивных героев интересно разве играть?


- Очень сложно играть. Позитивных прямолинейных героев играть очень сложно.


Т.Л. - А что тут сложного?


- Ну, чтобы они не превратились в картонных персонажей... в дурачков, даже не в дураков, а в дурачков!


В.Б. - Как "Лимонадный Джо"? Помните, в детстве был такой фильм?


- Но вы еще давайте вспомните Чингачгука!


Т.Л. - Отличный фильм!


В.Б. - Гойко Митич. Вы, ведь не скажете, что он дурачок?


- Нет, не скажу.


В.Б. - Вполне героический герой. С пером в голове.


- Конечно. Это все равно что читать В. Маяковского. Это очень сложные и красивые стихи, но их надо уметь читать. Заумность может уметь прочесть каждый, а вот такое прямое обращение к человеку читать иногда очень сложно. И не каждый сможет.


Т.Л. - Сейчас будет прямое музыкальное обращение к человеку, к слушателю нашему, а после мы вернемся к беседе с Сергеем Маховиковым. Друзья, 225-33-77 и наш форум маяк.ру с нетерпением ждет ваших вопросов к нашему гостю "Светского часа".
В.Б. - Кстати говоря, Сереж, сообщают, что вы хотели быть вроде как кадровым офицером, прямо с детства мечтали, серьезно занимались, готовили себя к этой карьере.


- Да. Об этом уже много писали и говорили.


В.Б. - Много писал Лев Николаевич Толстой. А хотелось бы уточнить: чего так вдруг быстро слом произошел? Бац: воен-мех и потом ЛГИТМиК?


- Высшее военно-командное училище им. Фрунзе, потом воен-мех, а потом уже ЛГИТМиК.


В.Б. - Вроде как "Варшавскую мелодию" посмотрели?


- "Варшавскую мелодию" с Алисой Фрейндлих. Ничего необычного, мне кажется, в этом нет. Судьба таким образом распорядилась. С сегодняшней колокольни своего времени могу сказать, что, видимо, просто желание получить как можно больше профессий и поучавствовать в разнообразной жизни, актерская профессия мне дала.


Т.Л. - Мы вчера разговаривали с Веселкиным и он нам сказал, что актерская профессия совершенно адски трудная вещь. А я вот мечтала быть актрисой до 12 лет. Потом в шестом классе, мой дядюшка - режиссер кинематографа и мы с ним в Одессе в гостинице "Экран" однажды с мамой останавливались: и я увидела быт киноактерский, как люди живут, как они в кино снимаются. Это было чудовищно. Это был год 1984 - 1986-ой. И я поняла, что актрисой быть вообще не хочу.
В.Б. - Давай, Сергей, разовьет эту тему после новостей спорта.
Т.Л. - Ждем ваших сообщений с нетерпением. Так вот, к вопросу об обратной стороне актерской профессии, о быте. Нет, ну вообще, это же очень тяжело.


- Я поддержу вас только в одном. Вы очень правильно сказали, что это профессия, как в любой профессии есть профессионалы, а есть недоучки, а есть менее профессиональные люди. Самое главное, что отличает эту профессию - она непрозрачна. Она как...с чем бы сравнить? Актер, как агент федеральной службы безопасности, никто не знает его настоящее лицо, никто не понимает из какого сора складывается та самая творческая составляющая этой профессии. Это тайна, которую я тоже культивирую и поддерживаю, как могу, потому что мне самому не очень понятно иногда: из какой же материи складывается сама профессия, из какой же материи складывается результат. Иногда думаешь, вот много отдал, много, все сделал, но ничего не получилось. Иногда думаешь, вроде все так легко прошло и сам удивляешься: откуда такие пласты поднимаются, которые, ты вроде не затрагивал даже, как тебе казалось, в тот момент.


Т.Л. - А у вас получается провести какую-то границу: вот здесь профессия заканчивается, а вот здесь начинается то самое лицо, которое никому не покажешь?


- Безусловно. Я же, как вам сказать, не желтый человек, я имею в виду не шизофреник. Каждый актер старается не заигрываться и сам с собой и с профессией. И не переступать черту, за которой уже лежат страшные вещи.


В.Б. - То есть уже за гранью добра и зла?


- За гранью, да. Когда уже перестает человек понимать, что происходит.


В.Б. - А вы включаете внутренний редактор: вот это я могу, я могу все, но вот это я не буду делать?


- Постоянно.


В.Б. - На уровне сценария?


- На уровне сценария, на уровне работы на площадке, это происходит постоянно. Я думаю, что это самый серьезный внутренний редактор, видимо. Я не знаю пока такой профессии. Военный человек он все-таки по приказу, иногда ответственность и совесть ему подсказывают приказы не исполнять. А актер постоянно задает себе этот вопрос, постоянно. Я думаю, что любой творческий человек и вы, в том числе, тем более люди, которые выходят в прямой эфир, постоянно работающий внутренний редактор. Играть с этим сложно. Когда появляется хороший режиссер можно отключаться чуть-чуть, когда понимаешь, что тебя "прикроют".


В.Б. - Режиссер "прикроет" решением, подсказкой?


- Конечно. Во-первых, он не даст выйти на экран, то, что ты пропустил, ну в запале, в зашоре. Это тоже очень важно, потому что кино делает не один человек, не два и не три, а это целая команда людей.


Т.Л. - То есть этот внутренний редактор скорее технический, профессиональный или морально-этический тоже?


- Морально-этический - это ответственность, это ответственность.


Т.Л. - То есть, есть роли, которые вы бы не стали играть? Например?


- Да! Есть роли, за которые мне стыдно.


В.Б. - Уже сыгранные? Как Фаина Георгиевна Раневская говорила?


- Да, "плюнул в вечность" все-таки, немножко. Да. Бывало. Не по профессии, нет. По профессии пока, слава богу, все нормально. А вот стыдно по морально-этическим, человеческим. Я сформулировал это для себя уже достаточно давно. Там, где нет любви, там, где нет ответственности, там, где нет глубины души, а я играл в таких фильмах, то мне за это стыдно.


Т.Л. - Это были фильмы из серии "Наше новое кино"? Я помню, такая рубрика была.


- Но не "наше советское кино", это точно!


В.Б. - Я помню во второй половине восьмидесятых годов, когда решили снимать все: голые задницы, чернуху.
Т.Л. - Ты знаешь, у Пазолини тоже голые задницы!
В.Б. - Ты знаешь, смотря, кто. Пьер Паоло Пазолини - это одна история, а Кузьма Фуняев - это другая история. Эйрамджан тоже снимал кино, слава Богу, Сергей у него не снимался. Но я смотрел  в  кино ваш фильм в тот период "Золотое дно", которое я с удовольствием иногда смотрю по телеку. Там блестящий Ролан Быков, там отличный Гуськов, которого, вы, ох, как убиваете!


- Нет, он там просто уезжает, морально уничтоженный.


В.Б. - Морально раздавленный. И потом это- история.


- Хорошая очень история Ивана Бирюкова. Действительно великолепные актеры и учитель, товарищ, брат, папа - Ролан Антонович, конечно же, который в этот фильм привнес огромное количество своей творческой энергии. Самое главное: я благодарен своей судьбе за "Золотое дно", что Ролан Антонович, "Солененький", несколько месяцев был моим учителем.


В.Б. - Это чуть ли не последняя роль была его?


- Да, одна из последних. Последняя роль была у Мурада Алиева в картине. Это я точно знаю. Кстати, Мураду Алиеву и его маме - она сейчас в Туркменистане - огромный привет!


Т.Л. - Надеюсь, она слышит. Я напомню, что у нас в гостях актер Сергей Маховиков. Он, вдруг, для меня это было новостью, проявился не только как актер, но и как автор и исполнитель песен. И песни Сергея мы сегодня услышим в нашем "Светском часе", а вы можете задавать вопросы нашему гостю. И все-таки вы не сказали, какие роли вы не стали бы играть?


- Я сказал: подонков.


Т.Л. - Но подонки тоже бывают обаятельные. Например, Негоро, в этом самом...
В.Б. - Себастьян Перейро! После Астангова сложно!


- Вы знаете, какая история? Вот вы говорите: "обаятельный подонок". Нет, никаких! Ни обаятельных, ни отрицательных, ни страшных, ни злобных. Подонка играть не буду.


Т.Л. - Бармалея вы бы не сыграли?


- Сыграл бы с удовольствием.


Т.Л. - Но он же гад!


- Я объясню почему. Во-первых, это еще тот персонаж! Что такое подонок? Подонок - это человек, у которого нет сложностей, мы уже об этом говорили, нету второго дна, нету очищения, нету даже желания к очищению. Есть такой рыночной подонок - вот чего их играть? Это неинтересно. Это изначально плохая драматургия, это изначально плохое кино в результате получится.


В.Б. - А сейчас мы изначально хорошую песню Сережи послушаем и вернемся.
Т.Л. - Сережину? Да?
В.Б. - Да, Сережину,  "Река Потудань". Как я понимаю по Платонову, навеяно?


- Навеяно.


В.Б. - А затем после коротких новостей вернемся.

Звучит песня "Река Потудань" в исполнении Сергея Маховикова.




Часть вторая


Т.Л. - У нас в гостях актер и автор-исполнитель песен Сергей Маховиков.Наш телефон, наш пейджер… У нас есть пейджер?
В.Б. - У нас был пейджер году так в 1993 году.
Т.Л. - А зачем он висит передо мной на стене? Сергей, я сейчас тупила с этим пейджером, а вы первый раз за час улыбнулись. Почему вы такой серьезный? Если бы я не знала, что вы актер, я бы, общаясь с вами, решила, что вы лесничий или отшельник, бывший сотрудник спецназа, который сейчас на отдыхе.


- Я, кроме того, что актер и еще общественный деятель, почти не состоявшийся политик. Смеется. Много, много всего.


Т.Л. - Правда? Рассказывайте!


- Я участвовал в выборах.


В.Б. - В губернаторских?


- Нет, в государственных. Губернаторские отменили, их сейчас будут назначать.


Т.Л. - Вы участвовали в выборах как кандидат? Вы хотели быть депутатом?


- Ну, а почему нет?


Т.Л. - А почему да? Мне кажется, это такой геморрой.


- Кто-то ведь должен наводить порядок в этой стране!


В.Б. - А порядок - в какой области вы наводили бы?


- Вы знаете, какую бы область мы не тронули, в ней надо наводить порядок.


Т.Л. - Хотя бы с дураков и дорог можно начать.
В.Б. - Поручили бы вам дорожные службы - взялись бы вы за очистку городов наших? Я имею в виду буквально: дворников построить?


- Хорошее у вас сейчас прозвучало выражение: я бы взялся за очистку городов (смеется).


В.Б. - А, ну если вы про ту зачистку. Я думаю, тогда бы города у нас сократились втрое. Ну, что, большой город - большие проблемы.


Т.Л. - А чего не получилось-то с политической карьерой?


- Почему, все получилось, замечательно. Конечно. Все еще впереди.


Т.Л. - Как это вы пообещали все-таки: все еще впереди!
В.Б. - Спокойно. "Мы медленно спустимся с горы...", как в том анекдоте, а ведется учет, у Сережи такие глаза! У меня все записано. А вы говорите, говорите, а мы все записываем.
Т.Л. - Я уже тут заерзала, вдруг сейчас чего-нибудь не то скажу. А все зачтется.
В.Б. - А при этом не скажешь. Конечно, все зачтется. А между Божьим Престолом и тобой будет стоять Маховиков с ....


- Нет, слово "зачтется" - это не к нам. То, что нам всем зачтется за это - точно, но это не к нам. Все эти службы - это все смешно. Все эти депутаты - это дети. Большие глупые дети.


Т.Л. - А что же делать?


- А тот, кто будет учитывать и засчитывать...


Т.Л. - А народ кто? Большие умные люди? Тоже дети?


- Народ? Я бы ответил, но не хочу развивать эту тему, это слишком серьезно для прямого эфира.


Т.Л. - Вы вообще, человек серьезный. Это на самом деле так? Вы и дома такой строгий и серьезный? И с женой и с дочкой?


- Я разный, просто ответственность прямого эфира, конечно, немножко на меня действует, хотя я актер - романтик с задатками клоуна. Я могу, конечно, улыбаться постоянно, но...


В.Б. - Но если в сценарии написано три раза, то лучше три, ну четыре и хватит.


- Четыре - инициатива снизу.


Т.Л. - Но вы свою дочку катаете, как лошадка, на четвереньках?


- Что вы! Постоянно!


Т.Л. - Хорошо!


В.Б. - Шестой год пошел уже, да?


- Шестой год дочери...


В.Б. - Ой, чудно, чудно, Сашенька?


- Александра Сергеевна!


В.Б. - Александра Сергеевна? Ну! Классическое!
Т.Л. - Как красиво!


- Я люблю это имя очень, Александра. И очень хотел назвать дочь Александрой. Моя жена хотела Варварой. В результате...


В.Б. - Вот у меня Варвара средняя, и ничего!


- И ничего. Нет, красивое очень имя- Варюшка! Но в результате чаша весов сразу же склонилась на мою сторону, когда Сергей Григорьевич Козлов, автор знаменитого "Ежика в тумане", сказал что, когда родилась дочка, сказал: "Ну, это Сашка! Тут и думать не надо". Ну, тут уж, если "Ежик" сказал, что это- Сашка! Значит, это будет Сашка!


Т.Л. - А вы любите отдыхать?


- Очень люблю отдыхать.


Т.Л.- А вы любите активно отдыхать?


- У меня очень разный отдых. Мне хватает три дня неактивного отдыха, потому что я просто отсыпаюсь, где-то на море, я приезжаю, сплю трое суток. А где-то на четвертые сутки говорю, все, хватит, пора домой!


В.Б. - Нормально!


Т.Л. - То есть, в Голливуд вас звать не стоит? Все равно не уедете из дому дольше, чем на три дня?
В.Б. - Почему? В Голливуде пляж есть.


- Голливуд? А что вы имеете в виду? Вы знаете, я отдыхаю на работе, потому что, недавно мы разговаривали, я сказал, что, Господи, я уже несколько лет никуда не ездил! Не отдыхал! Потом вспомнил, что объездил уже весь мир, всю страну по работе и думаю, если к этому относиться как к отдыху, можно приплюсовать 50% работы и 50% отдыха.


Т.Л. - Вы как герой того анекдота: "А как вы расслабляетесь?" - "А я не напрягаюсь!"


- А я не напрягаюсь, конечно!


Т.Л. - Вопрос с форума, может быть не самый оригинальный, но интересно всегда узнать - спрашивает Роман: "У кого вы мечтаете сыграть в кино? И как часто в последнее время вам поступают предложения?"


- Как часто поступают предложения сыграть в кино? В этом смысле? Давайте тогда так, там видимо будет следующий вопрос, что еще ожидать? Я просто с удовольствием об этом скажу.


В.Б. - Можно суммировать.
Т.Л. - Какие ваши творческие планы?
В.Б. - Сейчас расстреляю за этот вопрос!
Т.Л. - Я так и знала!


- Я суммирую. Даже не творческие планы, а список работ, которые скоро выйдут на экраны. Я этими названиями горжусь и работой с этими людьми. Во-первых, выйдет картина "Никто, кроме нас" Сергея Говорухина. Великолепное кино.


В.Б. - Сын Станислава Сергеевича?


- Сын Станислава Сергеевича. Выйдет "Главная улика" Мурада Алиева Мостелефильма. Выйдет широко рекламирующаяся сейчас "Мы из будущего" Андрея Малюкова: полный метр и 4 серии. Выйдет "Экстренный вызов" кинокомпании "Эхо" - режиссеры Н. Денисов и Скоробогатов.


Т.Л. - Это боевики?


- Нет, это разные картины. "Белая стрела" Саши Бурцева. Сейчас снимаюсь в картине "Если нам суждено" у Александра Аравина. Вот достаточно серьезный и внушительный список в этом году выйдет. А роли разные. От врача, следователя, спецназовца, начальника заставы пограничной.


Т.Л. - Ни одного героя-любовника?


- А вот "Экстренный вызов" - герой-любовник! (смеется).


Т.Л. - Ура!
В.Б. - А ты сомлела прямо!
Т.Л. - Герой-любовник по экстренному вызову!


- "Если нам суждено" тоже очень интересная история. Замечательные, на мой взгляд, работы выйдут. И очень хорошие режиссеры. Я благодарен судьбе, что меня... Наконец-то у Малюкова снялся, помимо того, что озвучивал у него и вот еще сыграл теперь у него роль политрука, 41 год, классная работа, военная история, посмотрите.


В.Б. - А бывает так, вот вы же читаете, когда отдыхаете, вот поспали двое суток на пляже, потом жена вас натерла от солнечных ожогов и вы переползли в бунгало и читаете что-нибудь. И бывает так, что вот эта история так берет за горло, что хочется ее сразу на экран? И вы звоните режиссеру и говорите: "Слушай, старик, я тут такое нашел!"


- Вы знаете, очень хороший вопрос. Но я отвечу немножко с обратной стороны медали. Есть великолепные романы, великолепная литература и мне, иногда кажется, что лучше бы киношники за них лучше и не брались.


Т.Л. - Например?


- Например, представьте, как можно сделать "Сто лет одиночества"? Я не представляю. Хотя мне бы хотелось это увидеть. Хочется.


В.Б. - Как снять Макондо под дождем?


- Я просто боюсь другого: потому что, когда возникают конкретные персонажи - у меня пропадает интерес. Та моя фантазия, которая немножечко закрывается конкретными актерами, конкретной декорацией, и так далее, и так далее. Некоторые вещи я, вот Александр Николаевич Сокуров, он тянет свою линию, говорит, что надо снимать кино, как литературу. Делать из этого литературу. Я немного против этого. Мое личное мнение - кино должно быть легкое, увлекательное. Позиция у кино более легкая, чем у литературы. Литература, это все-таки...


В.Б. - У нас же был прекрасный, один из лучших экранизаторов, Михаил Швейцер, который делал кино.


- Ну, Алов, Наумов...


В.Б. - Бережно, но легко.


- Легко, бережно. Вот "Бег" тот же. Замечательная история.


В.Б. - Даже "Берег" по Бондареву сделали хорошо.


- "Берег" по Бондареву очень хорошо. Но это только исключение из правил. Как правило, литература, хорошая литература кино портит.


Т.Л. - Если вы говорите, что вы фантазер, можете нам, так слегка, нафантазировать себя, если не на пенсии, то тогда, когда уже можно отдыхать чаще, чем три дня?


- Я вас понял. Я обязательно научусь пилотировать вертолет. У меня недавно появилась такая мечта. У меня много каких-то таких историй, который уже сбылись: я научился хорошо стрелять.


В.Б. - Из всех видов оружия?


- Почти из всех, да. Ну, не почти из всех. Из ручного пулемета я стреляю хорошо, снайперкой, оптикой владею хорошо, "Стечкин", "Макаров".


В.Б. - А дома есть оружие?


- Ну почему я вам должен об этом говорить? Иначе ко мне... Нет, у меня зарегистрированного ничего нет.


В.Б. - Но вы любите оружие, чувствуете?


- Я люблю оружие, очень люблю оружие.


В.Б. - Вороненую сталь?


- Да, очень люблю. А сейчас я скорей всего займусь пилотированием потому что, и малая авиация меня очень привлекает и вертолет очень привлекает. Я хорошо управляю автомобилем.


В.Б. - Весь набор Сталлоне, практически весь набор.


- А потом, у меня есть еще одна мечта, я думаю, что она осуществима. В принципе я и мечтать об этом не мог, но сейчас я получил приглашение посетить Северный Полюс и надеюсь, что весной я буду на Северном Полюсе. Повторюсь, я даже и мечтать об этом не мог. А сейчас я туда полечу, ребята меня туда позвали и с концертами и со встречами. И просто ощутить себя таким полярником хочется.


Т.Л. - Папанинцем? На льдине?


- Да, да!


В.Б. - Они там спиртом вытираются. А челюскинцы? Они чуть не утонули!


- Очень красиво. Я думаю, каждый из нас, тот, кто летал, был на Северном Полюсе, был в снегах, потому что когда за облака туда взлетаешь, я когда смотрю на эти кучевые белые облака, мне кажется, что вот так, наверное, Северный Полюс выглядит. А теперь хочется поехать посмотреть.


В.Б. - А в пролив Дрейка не хочется?


- Я хочу сказать, что везде хочется. Я путешествую сейчас очень мало, только с картинами. Иногда ловлю себя на мысли, что жизнь моя не удалась из-за профессии моей, потому что я мало путешествую туда, куда бы я хотел поехать.


В.Б. - Ограничено?


- Да.


Т.Л. - Ну, вообщем, маленький беленький домик на берегу Средиземного моря в тени...


- Нет, мне достаточно Подмосковья.

Т.Л. - Смоковницы? Это не про вас?
В.Б. - Абсолютно Сережу поддерживаю в этом смысле.
Т.Л. - А я что сказала? Спорю что ли?
В.Б. - Нет, я так хочу к себе в деревню! Правда, здесь 200 с лишним км.


- А у нас триста верст.


Т.Л. - А я вот в Переделкино хочу. А это раз в сто дороже, чем маленький беленький домик в Италии.


- Но Переделкино, видишь, просто сделали таким. Конечно, это место намолено. Я обожаю Переделкино, творчески намолено. Я туда езжу, иногда даже просто заезжаю, у меня друзья там живут, а иногда просто, чтобы прокатиться съездить к домику Окуджавы.


В.Б. - Или к двум соснам, под которым лежит Борис Леонидович.


- Да, ты абсолютно прав.


Т.Л. - У нас, по-моему, кто-то дозвонился.


В.Б. - Алло, Оля!


Оля - Я звоню из Москвы и хочу сказать, что Сергей Маховиков - один из самых любимых моих актеров и музыкантов. Я познакомилась с его творчеством в 1999 году и мне понравились песни: "Память", "Город". Я не помню, по-моему, был снят клип "Память".


- Да, Оля, спасибо!


Оля - Я слежу за вашим творчеством с тех пор и хотела у вас узнать, в каком театре в Москве вы играете и где вас можно увидеть? Я знаю, что вышел второй альбом, посвященный 60-летию Победы, можно ли его где-нибудь приобрести? И ваш любимый поэт Серебряного века?


Т.Л. - Оля, за что вы так любите Сергея и его творчество? Что вы в нем для себя находите?


Оля -За искренность, за доброту, за честность!


В.Б. - Вот! Отвечайте, Сергей!


- На первый вопрос ответ у меня неутешительный. В театре я сейчас не работаю. Про поэтов Серебряного века я могу рассказать много, целую лекцию. Конечно, это мой любимый Николай Степанович Гумилев, Есенин Сергей Александрович, перечислять могу много, много, потому что это когорта нашей истории Российской.


В.Б. - И про альбом.


- Альбом вышел, он был продекларирован. Официально вышел только "Ловец". Я не знаю, может где-то и продается. Второй альбом "Посвящение Победе" вышел, но огромная партия была отправлена на Кавказ, на подарки: в Чечню, Дагестан, Ингушетию. В продаже его нет. Есть у друзей. Есть на сайте на моем. Маховиков.Ру.


В.Б. - Маховиков. Ру.
Т.Л. - Олеся спрашивает на форуме: "У вас очень серьезные роли, а не пробовали вы себя в комедии или это исключено?"


- Нет, не исключено. В театре я играл комедийные роли. Но вы посмотрите сейчас "Экстренный вызов" и даже такую сложную работу, как "Мы из будущего" Андрея Малюкова, вы поймете, что я замечательный комедийный актер.


В.Б. - Вот! К концу часа выяснилось.
Т.Л. - Ура! Ура!
В.Б. - Я просто вспоминаю работу у Евгения Гинзбурга и думаю...


- Ну, "Простодушный" конечно!


В.Б. - и думаю, мог ли я предположить, что...


- Из этого индейца-гурона вырастет "Слепой"! (смеется).


В.Б. - У нас есть еще чуть-чуть времени, мы успеем взять еще телефонный звонок. Алло! Алексей, здравствуйте!


Алексей - Здравствуйте! У меня вопрос к вашему гостю. Мне кажется, он, маленько, лукавит. Он сказал, что ни за что бы не сыграл какого-нибудь злодея, ну нехорошего человека.


- Да!


Алексей - А вот если бы ему предложили, например, гонорар как в США, очень большую сумму. Неужели бы он отказался?


- Ну очень большую сумму, очень ответственно отвечать на такие вопросы, да и сумму надо озвучить.


Т.Л. - Тетя, а вы за тысячу долларов съели бы дохлую кошку?


- Повторюсь для Алексея: спасибо за вопрос! Злодея, такого, как Карабас Барабас, Бармалея - я сыграю с удовольствием. Злодея, демоническую личность - сыграю с удовольствием. Вот я сказал даже слово "личность". А я говорил о других. Я говорил о подонках, мелких, скабрезных, ужасных людишках. Вот этих людей я играть не хочу, не мое это. Мне дано немножко другое. Я на это надеюсь.


Т.Л. - А вот "Самый лучший фильм"? В таком бы вы снялись?


- Я еще не посмотрел.

 

В.Б. - Мы же уже выяснили, что лучший...
Т.Л. - Но это же не про подонков, "ниже пояса" и все.


- Чтобы не дай бог только, чтобы это оскорбительно не выглядело к уважаемым моим коллегам и партнерам, которых я действительно очень уважаю. Мне предлагали сниматься и в Европе, и в Америке, и именно играть таких русских подонков. Я отказываюсь. Вот когда будет предложена хорошая роль, тогда - да, с удовольствием, потому что у меня есть по этому поводу своя позиция. Карьеру я там не сделаю, и делать не собираюсь на бандитах и подонках. А здесь я играю хорошие роли.


В.Б. - Ну и отлично!
Т.Л. - Спасибо большое. У нас в гостях был очень позитивный положительный герой и человек Сергей Маховиков! А сейчас мы послушаем еще одну песню Сергея Маховикова.

Звучит песня "Боюсь не успеть"

 

 

 

*  *  *

кадры из фильмов

vk 190

fb

posleslovie

 

 ban2 c 

 

bp bn

 

you tube