"Ведете ли счет своим стихам?"

Ну, это вот такой хороший вопрос вообще про мою жизнь. Конечно, к сожалению, или к счастью, не знаю, не веду я счет ни стихам, ни песням (смеется). Если бы не было у меня редактора сайта, у меня не было бы никогда ни фотографий, ни… . Как-то я к этому очень странно отношусь, но это вот моя жизнь, не знаю, судьба и такое отношение. Мне это все очень нравится, я имею в виду все, что остается, и фотографии, и песни, все как бы хочется это сохранить, но я почему-то этим не занимаюсь никогда. Думаю, как-то вот если само собой это сохраняется, то это хорошо. Конечно, это не само собой (смеется), кто-то это делает за меня, видимо, но я сам как-то…, я очень безалаберно ко всему отношусь. Договора теряю на работу и если бы жена у меня не оплачивала счета за квартиру, я бы, наверное, и не знал бы вообще сколько стоит электроэнергия… . Я этим не занимаюсь, не знаю почему, как-то вот так у меня повелось. Мне очень нравится предложение наших политиков, которые сейчас говорят об "одном окне": вот в "одно окно" пришел и все бы… . Я бы хотел вот так: придти в "одно окно", заплатить за все сразу, и даже за место на кладбище. Это было бы замечательно, чтобы никуда не бегать, и ни с чем этим никогда не сталкиваться, с разными людьми.
(Катя- редактор сайта: найдется, кому заплатить за нас, Сергей, давайте не будем)
Найдется, нет, конечно, конечно. Хотя вы знаете, я очень легко отношусь вот к таким вещам, простите уж за… очень фатально. Как-то мы поехали, несколько нас было человек актеров, выбирали и покупали, уж извиняюсь, но это так, место для Игоря Афанасьевича Талпа. Занимались его похоронами, похороны устраивали. В общем, поехали, место ему нашли. Я очень радовался этому месту, потому что… . Не то что фатально, я как верующий человек к этому стараюсь, стараюсь относиться спокойно. И вот увидел я это место: что с одной стороны виднеется Останкинская башня телецентра, с другой стороны киностудия Горького, потом, оказывается, там училище рядом, в котором он учился, военное. И вот когда это местечко нам показали, я был так счастлив и радовался этому. Вот только что умер Игорь Афанасьевич, а я стою на кладбище и радуюсь. И поднимаю глаза к небу и говорю: Игорь Афанасьевич, тебе здесь понравится, тебе здесь будет очень хорошо. Ты и телецентр рядом, своя киностудия рядом родная, училище, окна которого выходят на это кладбище. Я говорю: "Тебе, дорогой, здесь понравится очень". Прошелся по этому кладбищу и думаю: "Нет, это не мое! Мне надо какое-то другое! (смеется). Вот думаю: "А какое бы мне понравилось?" Это нормально, человек должен задавать себе такие вопросы и очень спокойно к этому относиться. Я все время говорю, когда вот у нас погиб наш друг, товарищ, брат, которого мы проводили в Дагестан, он там погиб, и, когда разговаривали мы вместе с родителями его- моими друзьями, я сказал, такую мысль высказал, что (это не моя мысль, конечно), но вот как можно друг друга поддержать, себя самого и людей, которые теряют. Я сказал, что, ребята, было бы очень обидно, если бы кто-то оставался навечно, покупал бы себе жизнь под солнцем, или зарабатывал ее, добивался, не важно, а кто-то вот умирал бы и уходил вот так, быстрее, раньше, позже, было бы обидно, а так… Мы же должны все друг другу спокойно говорить одну простую вещь, и себе часто повторять, что когда-то мы тоже туда пойдем, обязательно это произойдет, нет такого, что вот кто-то живет вечно, нет такого. И меня это успокаивает. В таком понимании. И, конечно, очень ответственно я задаю себе вопрос: "Господи, ведь ну когда-то я туда должен пойти буду, и нужно все-таки держать ответ перед судилищем, это же ой-е-ей как не просто! И тоже дисциплинирует, как не странно! Такие вот истории.
Начал я с того, что считаю ли я свои стихи (смеется). Нет, не считаю я свои стихи, не считаю. А потом, я уже отвечал на это. Я очень ответственно и профессионально стараюсь относиться, меня Сергей Григорьевич Козлов к этому приучил, научил. И приучил, и научил ответственно относиться к тем словам, которые ты пишешь на бумаге, и, более того, которые могут быть изданы или прозвучать в песне. Очень ответственно. Ответственно даже за профессию, за стихосложение. Не только как гражданская позиция или человеческая, идеологическая, а еще и профессиональная. Я ответственно к этому отношусь и некоторые песни и стихи мне очень нравятся, уж простите за само такое восхваление. Нравятся, потому что я считаю, что они…есть в них профессиональный такой…
(Катя: есть, Сергей, есть!)
….профессиональная удача.
(Катя: есть и даже спорить не будем!)
Но я не считаю себя профессиональным поэтом. Я поэтом не считаю, потому что есть такое определение великое: поэт- это тот, кто не может не писать стихи. А я вот иногда (смеется) могу их не писать.
Катя: Что значит- профессиональный поэт?
Сергей: Профессиональный поэт?
Катя: Разве такое вообще бывает?
Сергей: Да, да, человек, который работает с текстом
Катя: И это- поэт?
Сергей: Человек который работает с текстом
Катя: Работа и вдохновение…то есть как бы…
Сергей: Нет, вдохновение- это вдохновение, это правильно. Вдохновение, душа, это…
Катя: Работа. Это что: пришел в 9 утра, написал стихотворение?
Сергей: Да, да, безусловно!
Катя: Ну, так не бывает.
Сергей: Нет, нет, поэт, это еще и очень серьезно. Это доказал нам Александр Сергеевич Пушкин, и не только он. Сергей Александрович Есенин. Это серьезная, мощная ра-бо-та, профессия человека. Помимо того таланта, который озаряет этих людей и дает им право идти в эту профессию. Вот, надо построить немножко иначе: талант дает право быть профессионалом. А иногда талант, извините, разменивается за "три копейки", когда человек просто не профессионален, он не умеет трудиться. Это в любой профессии так, и в поэзии в том числе. Поэтому, поэт- это очень…, это, в первую очередь, профессионал. А, тем более, Пушкину за это еще и деньги платили (смеется). Как, собственно, и нам за наши профессии еще и платят деньги. Поэтому мы- профессионалы. Надо свою профессию любить, учиться и становиться мастером своего дела. А так, в детстве мы все стишки пописывали (смеется), но профессионалами мало кто из нас стал, поэтому есть много…. . Вот сейчас мне дали песню, попросили спеть песню о спецназе. Хорошая песня, мне понравилась, но она не профессиональна, я ее отредактировал (смеется), мне придется просто ее немножко отредактировать, потому что…
(Катя: Сергей Маховиков стал соавтором и песня зазвучала?)
Нет, нет. Я ее просто немножко поправлю, отредактирую, хотя вот некие корявости, если воспринимать это слово с положительным началом эмоций, с положительным, некая корявость мне нравится. Вот так вот чуть-чуть не профессионально сделано, но в этом… . Почему я говорю о корявости. В этом сквозит… это человек, который прошел войну, и он написал о спецназе, как он это почувствовал, как он это знает и как он это слышит. Да, ему не хватает профессии, зато там есть вот это вот знание существа вопроса, а корявость мы ну чуть-чуть поправим, чуть-чуть так внесем туда…чтобы и не испортить, но немножко там, немножко, чуть-чуть. Потому что надо быть, надо быть профессионалом.
Чтобы это не превращалось в длинный монолог, пойдем дальше.

кадры из фильмов

vk 190

fb

 inst

 

posleslovie

 

 ban2 c 

 

veterany

 

bp bn

 

you tube