Мы путешествовали по Амуру на байдарках, рыбачили, я научился жарить карася по-дальневосточному и делать настоящие рыбные котлеты.
Однажды в хабаровском универмаге я напал на красные китайские чемоданы, клепанные по периметру и по углам нержавейкой. Красоты необыкновенной, разных размеров! Я набросился на эти чемоданы, как ворона на блестящее, и накупил их штук шесть! И в Питер пошли огромные тяжеленные красночемоданные посылки. Сестре я посылал шелковую китайскую контрабандную одежду, от которой она приходила в восторг, – она уже стала дипломированным художником-модельером. Родным отправлялись всяческие деликатесы: селедка в горчичном или в винном соусах, красная рыба, гребешки, копченый палтус... С Курильского острова Кунашир я отправил две трехлитровые банки икры, которая продавалась в огромных деревянных бочках и расфасовывалась железным совком.
Когда звонили из местного отделения союза театральных деятелей с просьбой откомандировать кого-либо из актеров на очередной конкурс, который проходил в Москве, я спрашивал: «Сколько платят за первое место?». Если сумма первой премии меня устраивала: «Поеду сам, не волнуйтесь». Я подхлестывал себя и бросал вызов некоторым чиновникам, которые рассуждали вслух: «Хороший актер и режиссер, просто так из Питера не уедет»... Так я выиграл два конкурса – один посвященный столетию Б.Пастернака, а другой – актерской песни им. Миронова, на котором меня и пригласил в кино на роль Простодушного Евгений Гинзбург.
Летом театр выехал на гастроли: из Благовещенска переехали в Красноярск, а потом в Иркутск. В Красноярске я отснял на телевидении свой моноспектакль, и получил приглашение поработать на ТВ. В Иркутске же произошло важнейшее событие моей жизни: в Знаменском монастыре я покрестился...
Благовещенск – прекрасный городок. Там я накупил китайских «простых» карандашей, рубашек и набил свою парашютную брезентовую сумку разнообразным мылом.
Город вытянут по Амуру, а по реке проходит граница с Китаем. Сидя в своем номере, окна которого выходили на Амур, я наблюдал китайцев на том берегу и смотрел их телевидение. Ровно в шесть утра по Амуру проходил колесный пароходик с лопастями и гремел на всю округу гимном Советского Союза! Так китайцы издевались над нами.
В Иркутск прилетала мама, смотрела спектакли. Я возил ее на Байкал. Она была счастлива: в кассе театра при ней спрашивали билеты на спектакль, в котором играл бы молодой артист – Маховиков, им отвечали: берите на любой – не ошибетесь. Когда она вошла ко мне в гостиничный номер, то аж ахнула – весь номер был заставлен огромными букетами от зрителей...
В Красноярск я вернулся. Стал работать режиссером, автором и журналистом на телевидении, летая периодически в Хабаровск доигрывать спектакли. На телевидении сделал свою программу «Галерея смертников», которую тут же закрыли за «политическое вольнодумство». Но я устроил открытый просмотр в университете и студенты меня поддержали. Через два дня грянул путч, я сидел в гостинице «Красноярск» и ждал ареста...
Началась Ельцинская эпоха. Я вернулся в Петербург, успел сделать спектакль по Сорокину. Спектакль получил приглашение в Берлин на фестиваль авангардных театров. Стал записывать свою первую пластинку – под гитару исполнил романсы и городские песни. И, наконец-то, получил долгожданный вызов на кинопробы к Гинзбургу. Я мечтал работать в кино! Уже снимаясь по Вольтеру в «Простодушном», я слетал в Берлин и схлопотал там лауреатство. В это же время я был приглашен Олегом Ефремовым во МХАТ. Прослужил во МХАТе я два сезона, сыграл в одном спектакле «Молочный фургон», который отсняли для первого канала ТВ, и ушел по собственному желанию...
Фильм «Простодушный» в большой прокат не пошел, так как в год его выпуска этот самый прокат рухнул. Но роль принесла мне приз за лучший кинодебют года «Созвездие 94», приз за лучшую мужскую роль на фестивале «Улыбнись, Россия», а фильм наградил меня женой – Ларисой, которая родила мне 22 ноября 2002 года дочь – Сашеньку.
Итак, я переехал в Москву, и живу в первопрестольной уже десять лет. Снимаюсь в кино - всего более десяти картин, из них, вероятно, наиболее заметны: «Простодушный» Гинзбурга, «Золотое дно» Новицки, «Змеиный источник» Лебедева, «Рейнджер из атомной зоны» Никифорова. В 1995 году был принят в Союз кинематографистов России, по рекомендациям Ролана Быкова и Евгения Гинзбурга. Работал автором и постановщиком шоу-программ в одном из ночных клубов, потом руководителем программ в Российском Фонде Культуры... Записал свой музыкальный авторский альбом «Ловец» и снял, как режиссер, музыкальную видеоновеллу с одноименным названием.
Вот, пожалуй, и все пока...


Москва. Август 2003 года.

С уважением, С.А. Маховиков

 

 

 

 

posleslovie

 

 ban2 c 

 

bp bn

 

you tube